ФЭНДОМ


Мэй Чан (メイ・チャン, May Chang) в манге и аниме 2009 года - одна из младших детей императора Ксинга, принцесса от клана Чан, одного из самых малочисленных и слабых в стране. Мастер рентандзюцу. Как и ее брат Линг, прибыла в Аместрис в поисках рецепта бессмертия, который позволил бы ей привлечь внимание отца.

В Аместрисе хотела найти Эдварда Элрика, в которого была заочно влюблена (увидев воочию и ужаснувшись, переключилась на его брата Альфонса). Спустя некоторое время после приезда в страну присоединяется к Шраму и безоговорочно поддерживает его сторону во всех конфликтах - как с армией, так и с гомункулами. После всех событий возвращается в Ксинг, так и не получив ничего, кроме обещания будущего императора Линга Яо позаботиться об ее клане. В конце повзрослевшую Мэй можно увидеть на семейной фотографии Элриков рядом с Альфонсом.

Мэй Чан повсюду сопровождает Сяо Мэй - бешеная панда, из-за болезни так и не выросшая (и хвала Ишваре) крупнее обычной кошки. По словам Мэй Чан, они с Сяо Мэй почти как сестры, а сблизились на почве общего чувства слабости.

Внешность Править

Мэй Чан - маленькая (как ростом, так и возрастом - ей около двенадцати) девочка с длинными черными волосами (обычно те заплетены во множество мелких косичек и собраны в две шишки по бокам головы) и черными глазами. Черты лица, по-детски полного, у нее мелкие и тонкие, что вероятно, характерно для многих ксингцев - как и для азиатов нашего мира.

На протяжении действий в Аместрисе носит свободную розовую рубашку, в которой явно прослеживается родство с кимоно, шаровары и перехваченное витым белым поясом подобие сиреневого платья на одно плечо поверх.

2018-04-09 21-57-25

Та самая фотография. Да-да, черно-белая штука сзади - Сяо Мэй

На фотографиях с семейством Элриков в эпилоге последней главы и завершающей экстра-главе предстает довольно высокой девушкой в китайского стиля платье. В остальном ее внешность и повадки, кажется, остались прежними.

Характер Править

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с Мэй - ее непосредственность и поистине святая наивность. Так, при первом же своем появлении в манге она на одном дыхании выкладывает подобравшему ее, умирающую от голода, на улице (в общем-то, ситуация та же, что с Лингом - гены, надо полагать) сыну одного из шахтеров Юсвелла, кто она, откуда и какова цель ее путешествия.

Затем замечаешь, что Мэй весьма тороплива и энергична - в движениях, действиях, суждениях. Например, сведений о том, что Эдвард Элрик является самым молодым государственным алхимиком, и о том, что он сделал для шахтеров, ей хватает, чтобы нарисовать для себя его образ как принца на белом коне - и, соответственно, немедленно влюбиться. Агрессия в ней тоже вспыхивает быстро, хотя не настолько яростно, как, например, у Эда или ее же собственной питомицы Сяо Мэй - все же, Мэй Чан хоть и довольно боевая девочка, но по темпераменту скорее защитница, нежели агрессор.

А когда замечаешь это, становятся видны ее главные положительные качества - доброта, честность, умение отдавать долги и безмерная преданность товарищам. Это особенно хорошо видно на примере ее отношений со Шрамом - Мэй неважно, что он серийный убийца, что его общество может помешать ей достигнуть цели, что, наконец, у Шрама не самый приятный характер. Он и Йоки приютили ее, он неоднократно помогал ей, даже рискуя собой (взять хоть случай с потерей Сяо Мэй в Централе), доверял ей, ее рентандзюцу и ее ощущениям - для Мэй этого достаточно, чтобы в любой ситуации вступаться за него и помогать по мере сил.

Способности Править

Несмотря на маленький возраст, Мэй весьма талантливый алхимик, не уступающий Эдварду или Альфонсу, с поправкой на специфику восточной алхимии. Основное назначение алхимии Ксинга (рентандзюцу) — медицина, и умения Мэй не раз помогали другим героям: в частности, Лиза Хоукай обязана Мэй своей жизнью. Но при этом Мэй обладает достаточно неплохим арсеналом «боевых» преобразований. Другой особенностью восточной алхимии является возможность преобразования на расстоянии, чем активно пользуется Мэй.

Как и все показанные выходцы из Ксинга, Мэй обладает способностью чувствовать жизненную энергию "ци", благодаря которой может распознать гомункула (даже Энви, известного своими навыками маскировки). Впрочем, как раз Мэй к ней прибегать почти не приходилось.

Кроме того, Мэй обладает неплохими навыками рукопашного боя. Из оружия, как правило, использует метательные кунаи. Они же являются основным орудием ее алхимии - именно кунаями Мэй обычно намечает круги для дистанционных преобразований.

Действие Править